Forbes Council Виктор Урываев
18772
0

Новая реальность российского фармацевтического рынка: ожидания от 2024 года

Новая реальность российского фармацевтического рынка: ожидания от 2024 года
Геополитические события 2022 года сопровождались тревожными для населения новостями об уходе ряда иностранных фармпроизводителей или их заявлениями об остановке инвестиций в России. Ни лекарственные средства, ни БАДы (биологически активные добавки) не вошли в санкционный перечень, но ряд препаратов просто перестали поставлять в РФ по решению глобальных штаб-квартир. 

Большинство западных компаний прекратили рекламу в медиа, но оставили продвижение своих брендов в профессиональной среде, кто-то перенес часть рекламных бюджетов в трейд-канал. Но были и такие, кто полностью остановил даже поддержку брендов среди врачей, произвел серьезные сокращения сотрудников или даже закрыл свои представительства в России, переведя бизнес на дистрибьюторскую модель.

Внезапные вызовы

Оглядываясь назад, можно сказать, что в 2022 году российский рынок лекарств попал в идеальный шторм, нарушивший ранее сложившийся баланс спроса и предложения.

В марте 2022 года на фоне панических ожиданий возможного прекращения поставок из-за рубежа население активно создавало домашние запасы лекарств, выкупив квартальный или даже полугодовой объем продаж по ряду импортных позиций, что сопровождалось дефицитом на полках аптек, а также значительным ростом цен. Быстро восполнить дефицит за счет ввоза импорта не получалось. Европейские логистические операторы массово отказывались от работы в России, а традиционные пути транзита превратились в многодневные если не многонедельные простои машин в попытке пересечь границу с Белоруссией или РФ. В это же время ряд зарубежных производителей, оснастивших российские фармзаводы, прекратил их обслуживание, поставку запасных частей и упаковочного материала. 

Российский фармрынок очень зависим от импорта не только в сегменте ввозимых готовых форм, но и компонентов для производства отечественных препаратов. Большинство современных российских линий имеют импортное происхождение. В России практически нет производств, не использующих импортные активные вещества, элементы упаковки или программное обеспечение.

Эти факторы повлияли не только на наличие лекарств в розничном сегменте рынка, но и в государственном, что в том числе затронуло федеральные и региональные программы льготного обеспечения.

Сильный удар по будущей доступности инновационных лекарств, пока не представленных в России, был нанесен в 2022 году решением «большой фармы» о массовой отмене старта и остановке уже идущих клинических исследований, которые необходимы для последующей регистрации, а значит, и продаж этих препаратов в РФ. 

Восстановление баланса

Для обеспечения стабильности терапии российских пациентов уже в мае 2022 года Министерство здравоохранения создало комиссию по определению списка дефицитных препаратов и поиску решений по снабжению. В список вошли как «тяжелые» препараты, например для лечения онкологических заболеваний, так и розничные вроде парацетамола и активированного угля. Это было обусловлено не только проблемой с импортом готовых препаратов, но и с возможными сбоями в поставках субстанций для изготовления отечественных лекарственных средств. По производимым в РФ препаратам комиссия смогла выдавать заключение об ускоренной регистрации, а для импортируемых — разрешения на временное обращение этих лекарств в иностранной упаковке, позволявшее при необходимости быстро ввезти их в Россию. 

К осени 2022 года бизнес решил логистические проблемы, производители приняли как данность практически утроение логистических расходов. Большинство российских производств нашли альтернативу компонентам из недружественных стран и программному обеспечению, решили вопрос обеспечения запасными частями производств через параллельный импорт. Ушедшие бренды были замещены либо генериками с таким же действующим веществом, либо препаратами со сходным терапевтическим профилем.

Важным для пациентов до 18 лет с редкими (орфанными) заболеваниями стало дальнейшее расширение показаний по предоставлению современной дорогостоящей терапии благотворительным фондом «Круг добра». Это персонифицированный процесс в рамках деятельности Минздрава РФ, финансируемый государством за счет привлечения средств от повышенного налога на доходы физических лиц, превышающие 5 млн рублей в год. Он позволяет использовать инновационные незарегистрированные в РФ препараты через решение врачебного консилиума и fast track на ввоз и легализацию лекарств в России под конкретный случай. 

Как жил рынок в 2023 году

Для потребителя 2023 год был сравнительно стабильным с точки зрения наличия препаратов, а цены в целом росли в рамках инфляции. Новых серьезных факторов, влияющих на наличие препаратов, не появилось. Продолжился уход из России иностранцев. Крупнейшая в мире Eli Lilly, небольшая, но заметная на рынке Orion Pharma, например, закрыли свои представительства, передав свои портфели препаратов дистрибьюторам и сократив ряд позиций прайс-листа. Провели сокращения персонала такие крупные иностранные компании, как Sanofi, Pfizer. Российские производители нарастили производство и свою долю на рынке, активно пользуясь уходом импортных брендов и сокращением их доли голоса в рекламном пространстве. 

В июне 2023 года была утверждена стратегия развития фармацевтической промышленности до 2030 года с целью последовательного импортозамещения и фокусом на развитие производства фармсубстанций на территории РФ. На рынке государственных закупок работает правило «третий лишний»: при наличии двух препаратов с производством полного цикла на территории ЕАЭС не попадающие под это определение лекарства не участвуют в конкурсе, даже если предложат более низкую цену. 

Для реакции на возможные будущие вызовы в обеспечении лекарственной безопасности российской системы здравоохранения в рамках программы «Продукты на полку» начался отбор проектов для создания аналогов патентованных препаратов, правообладателями которых являются компании из недружественных стран. В дальнейшем это должно позволить быстро ввести препараты в гражданский оборот после истечения срока действия соответствующего патента или прекращения поставок иностранными компаниями — правообладателями патентов.

Есть и действующий механизм на «особый случай», имеющий достаточно широкую трактовку, — одобренная Государственной думой мера, позволяющая локальной компании производить запатентованный лекарственный препарат или воспроизводить технологический процесс без согласия владельца оригинального патента. Рядовой потребитель вряд ли чувствовал в 2023 году какую-либо ограниченность в поиске привычных ему препаратов. Что будет дальше?

Ожидания от 2024 года

Скорее всего фармрынок продолжит жить в ранее сформировавшейся реальности.

Иностранные компании или бренды, желавшие покинуть Россию, это уже сделали. Есть  определенное давление на объем операций в России, но наем сотрудников будет сохраняться в большинстве западных компаний. Привычные импортные препараты должны сохранить свое присутствие, импортеры заложили валютные риски в цены. 

Основные программы государственного сегмента (например, борьба с онкологическими и кардиологическими заболеваниями) получили финансирование, сравнимое с 2023 годом. Так, у пациентов с гепатитом С в 2024 году будет даже больше возможностей получить современное лечение за счет государства благодаря планируемому увеличению охвата бесплатной терапией.  

Давление на отечественные производства продолжит оказывать инфляционный рост стоимости компонентов, привлечения финансирования, фонда оплаты труда, расходов на продвижение, что найдет отражение в цене на аптечной полке. 

Но российские бренды точно продолжат активно развиваться на фоне своей большей доли голоса в промоции и ценового преимущества над импортными, их рыночная доля должна вырасти. 

При отсутствии новых «черных лебедей» больших изменений к описанному выше статусу я не ожидаю. Будем здоровы.  
Этот материал опубликован на платформе бизнес-сообщества Forbes Экспертиза