Forbes Council Зоя Галеева
30309
0

Cубсидиарная ответственность при банкротстве: кому угрожает и как избежать

Cубсидиарная ответственность при банкротстве: кому угрожает и как избежать
Поговорим сегодня о том, что такое субсидиарная ответственность (CO) и почему стоит брать ее в расчет даже в том случае, если компании не угрожает банкротство, а вы не являетесь ее топ-менеджером или бенефициаром. Также стоит задуматься о рисках привлечения к субсидиарной ответственности в случае смены места работы. Если компания, в которой вы работали, будет признана банкротом, вас могут привлечь к СО, но у вас уже не будет возможности собрать документы для защиты в суде. Как принять превентивные меры и снизить риски?

Субсидиарная ответственность — это правовой механизм, при котором долги юридического лица законно перекладывают на контролирующее должника лицо (КДЛ). Такой долг впоследствии будет невозможно списать через личное банкротство, он передается по наследству после смерти руководителя/учредителя компании.

Субсидиарная ответственность при банкротстве — это ответственность по обязательствам должника, наступающая в случаях:

— несвоевременной подачи заявления о банкротстве, основания для его подачи перечислены в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве;
— невозможности полного погашения требований кредиторов.

В 2017 году были приняты существенные поправки в Закон о банкротстве, затронувшие понятие «контролирующего должника лица» (КДЛ) и порядка привлечения к субсидиарной ответственности. Соответствующие изменения были отражены в судебной практике на уровне ВС РФ. Это вызвало резкий рост количества привлекаемых к ответственности лиц. Согласно данным Федресурса, с 2016 по 2022 год количество поданных заявлений о привлечении к СО увеличилось почти в три раза: 2699 в 2016-м против 7259 заявлений в 2022-м. Растет и процент удовлетворенных заявлений. Если в 2016-м он составлял 16%, то в 2022-м уже 47%, а по рассмотренным заявлениям на основании статистики судебного департамента ВС РФ — 59,5%.


Кому грозит субсидиарная ответственность?


К СО привлекаются контролирующие должника лица — физические и юридические лица, которые фактически контролировали должника в течение трех лет до возникновения признаков банкротства, а также после их возникновения. Контроль может достигаться, например, путем определения условий сделок должника или принятия обязательных для него решений. Кроме того, исходя из презумпции выгодоприобретателя, в качестве КДЛ признается любое лицо, получающее выгоду из незаконного или недобросовестного поведения менеджмента компании-должника, в том числе и в отсутствие формального контроля. На практике к КДЛ чаще всего относят руководителей, мажоритарных участников и акционеров, членов совета директоров и бенефициаров бизнеса.

В последнее время в судебной практике наблюдается тенденция расширения круга лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности при банкротстве. К примеру, в нашумевшем деле ООО «Альянс» к субсидиарной ответственности были привлечены сыновья директора компании-банкрота. Суд посчитал, что дети, безвозмездно получившие активы от своих родителей, были использованы в качестве инструмента для сокрытия имущества от кредиторов и являлись сопричинителями вреда. Примечательно, что один из сыновей на момент получения имущества был несовершеннолетним. В качестве еще одного примера: в деле о банкротстве ООО «Сансар» к субсидиарной ответственности привлекли аутсорсинговую компанию, которая оказывала услуги по бухгалтерскому обслуживанию и являлась соучастником искажения отчетности компании.

В 2022 году наметился тренд привлечения к ответственности контролирующих банкротство кредиторов и арбитражных управляющих в процедуре банкротства. Такие лица привлекаются к ответственности не на основании специальных норм Закона о банкротстве о СО, а на основании общих норм ГК РФ о причинении вреда. Так было в деле «Выборгской лесопромышленной корпорации» (ВЛПК). Собрание кредиторов проголосовало за продолжение деятельности признанной банкротом компании через процессинговую (толлинговую) схему с участием обществ «МФЦ Капитал» и «Северная целлюлоза», входящих в одну группу с мажоритарным кредитором. Миноритарные кредиторы посчитали, что эта схема является убыточной для должника — произведенная ВЛПК продукция со значительной прибылью реализовывалась через «Северную целлюлозу», в то время как договор оказания услуг по переработке сырья для самого ВЛПК был невыгоден. Дело в конечном итоге дошло до Верховного Суда, который решил, что за причинение вреда конкурсной массе к ответственности могут быть привлечены контролировавшие банкротство кредиторы и арбитражный управляющий.

Размер имеет значение


Размер СО может различаться в зависимости от основания привлечения к ответственности, однако чаще всего он равен совокупному размеру всех непогашенных в процедуре банкротства требований кредиторов должника. Он подлежит уменьшению только в том случае, если КДЛ докажет явную несоразмерность размера ответственности причиненному вреду или проявит деятельное раскаяние, например, будет способствовать нахождению имущества должника. На практике такие случаи снижения размера СО крайне редки. Как правило, КДЛ либо привлекают на всю сумму требований, либо, если КДЛ докажет свою невиновность, отказывают в привлечении к СО.

В рамках отдельных дел о банкротстве сумма требования к КДЛ может превышать несколько миллиардов рублей. Например, с члена совета директоров АО КБ «Росинтербанк» взыскали почти 66 млрд рублей, а в деле о банкротстве ООО «Диджитал инвест» к субсидиарной ответственности привлечен Михаил Шишханов, бывший владелец Бинбанка и Рост-банка. Сумма требования к нему составила более 83 млрд рублей.

Как защититься от привлечения к СО?


И в заключение несколько практических советов, которые помогут снизить риски привлечения к СО.

Прежде всего:

1. Необходимо совершать разумные и осмотрительные действия при управлении компанией.
2. Сохранять копии документов, связанных с принятием управленческих решений до момента смены работы или передачи документации арбитражному управляющему.

Также необходимо проводить профилактические мероприятия:

1. Следить за финансовым состоянием компании, проводить регулярный чекап «здоровья» бизнеса — особенно это важно во время кризиса.
2. Периодически проводить проверку надежности контрагентов.
3. Проводить регулярную работу по взысканию дебиторской задолженности и инвентаризацию.
4. При управлении холдингом не создавать центры прибыли и центры убытков.
5. С позиции собственников бизнеса — не терять контроль над деятельностью компании, не самоустраняться от контроля делегированных функций, проявлять деятельное несогласие с руководством в случае его недобросовестности.

В случае, если риски банкротства высоки, важно:

1. Разработать антикризисный план и протоколировать его выполнение, иметь доказательства ведения переговоров или проведения иных мер, позволяющих урегулировать задолженность перед кредиторами.
2. Не совершать сделки, лишенные экономического смысла, экономически обосновывать совершенные сделки, используя оценку рыночной стоимости, заключения профильных комитетов, доказательства одобрения сделки участниками и членами СД.
3. Не использовать нетрадиционные способы расчетов с контрагентами: вексельные схемы, платежи третьим лицам за счет должника.
4. Разумно относиться к стимулирующим выплатам.

Если же банкротство все же наступило, следует:

1. Иметь доказательства наступления банкротства вследствие внешних причин. Например, финансовый кризис, санкции, стихийное бедствие. Причины банкротства должны быть зафиксированы в экспертном заключении.
2. Сотрудничать с арбитражным управляющим, передать документы компании и сохранить доказательства передачи.
3. Своевременно представлять суду документы, подтверждающие отсутствие вины в банкротстве бизнеса, возражать против необоснованных требований кредиторов.

В своей следующей колонке я расскажу о субсидиарной ответственности за налоговые правонарушения. Следите за обновлениями.

 
Этот материал опубликован на платформе бизнес-сообщества Forbes Экспертиза