Forbes Council Владимир Виноградов
3966
0

Спелый лес: как сегодня создать эффект для будущих поколений

Спелый лес: как сегодня создать эффект для будущих поколений
Недавно Правительство РФ одобрило проект Стратегии развития лесного комплекса Российской Федерации до 2030 года. Премьер Михаил Мишустин особо указал, что Стратегия закрепляет переход к интенсивной модели ведения лесного хозяйства. Каковы положительные эффекты от данной модели лесопользования?

Сейчас в России сложилась непростая ситуация с доступным спелым лесом. Отечественному лесопромышленному комплексу необходимо стабилизировать экономику лесообеспечения — и по объему, и по себестоимости. Поэтому введение модели интенсивного лесопользования — мера во многом вынужденная, но правильная.

Интенсивная модель

Работа над интенсивной моделью ведения лесного хозяйства в Российской Федерации активно ведется уже около пяти лет. Сформирована команда экспертов из Минприроды, Минпромторга, Рослесхоза, а также Санкт-Петербургского научно-исследовательского института лесного хозяйства. Соответствующие изменения постепенно вносятся в законодательство на федеральном уровне. Они охватывают правила лесозаготовки, лесовосстановления и ухода за лесами в Архангельской, Вологодской, Иркутской областях, Республике Коми, Республике Бурятия, Республике Карелия. Прорабатывается возможность включения в этот список и лесов Красноярского края.

В качестве образца взяты методы лесного хозяйствования Швеции и Финляндии. Создаваемая нормативно-правовая база учитывает российскую специфику и конкретные географические условия лесного хозяйства в регионах. Таким образом, слепого копирования зарубежного опыта удалось избежать.

Вводимая модель лесопользования призвана решить целый ряд накопившихся проблем. Изменения в первую очередь коснутся правил рубок ухода и заготовки древесины, осуществляемых в средневозрастных лесах (30-50 или 40-60 лет).

До 2010 года лесовосстановлением занимались лесхозы, затем арендаторы. При этом соответствующие работы велись в недостаточном объеме и при относительно невысоком уровне качества. Так, в рамках нынешней системы лесопользования предусмотрена выборочная рубка до 35% деревьев на участке, при интенсивной — до 65% за счет рубки больных деревьев или деревьев, мешающих росту соседних. Таким образом, в ближайшие 10-15 лет новая модель ухода за лесом  позволит ощутимо нарастить объем так называемой балансовой древесины. Данное сырье отправляется в первую очередь на производство целлюлозы и бумаги. Растет его доля и в выпуске современного экологичного биотоплива — пеллет. Балансы используются и при производстве ориентированно-стружечных плит (ОСП). Следовательно, ускоренное расширение сырьевой базы призвано стимулировать развитие в стране соответствующих производств.

Экономический эффект

Среди очевидных бенефициаров вводимой модели лесопользования — лесопромышленный холдинг Segezha Group, входящий в портфель активов АФК «Система». Наша компания активно участвовала в подготовительных работах по разработке новых нормативов для Республики Карелия совместно с республиканским Министерством природных ресурсов и экологии, а также с Санкт-Петербургским научно-исследовательским институтом лесного хозяйства. Общереспубликанские затраты на 2/3 были оплачены из бюджета компании. На участках лесной аренды Segezha Group проводились соответствующие полевые исследования. Серьезный настрой бизнеса подтверждают и инвестиционные планы. Так, совсем недавно была анонсирована работа над проектом строительства нового экологичного целлюлозно-бумажного комбината «Segezha-Запад» в карельском городе Сегежа. Также обсуждалась возможность возведения ультрасовременного целлюлозно-бумажного комбината замкнутого производственного цикла в Красноярском крае — «Segezha-Восток». Лесопромышленный холдинг приступает и к масштабной модернизации Сокольского целлюлозно-бумажного комбината, предусматривающей в том числе запуск еще одной бумагоделательной машины.

При грамотном применении интенсивной модели выход пиловочника, то есть пригодной для изготовления высококачественных пиломатериалов древесины, составит до 60-70%, в то время как сейчас этот показатель достигает только 50%.

Экологический эффект

Переход к интенсивному лесопользованию поможет снять опасения широкой общественности за сохранность российских лесов — модель уделяет должное внимание экологической составляющей.

Дело в том, что наибольший экономический эффект данная модель будет приносить при применении ее в радиусе 100-120 км от целлюлозно-бумажного комбината. Основной экономический посыл — сохранение издержек по вывозке лесного сырья на приемлемом для хозяйствующего субъекта уровне. Таким образом, освоение лесопромышленниками новых лесных территорий будет объективно сдерживаться.

Изменится технология рубки — она станет более щадящей. До настоящего времени рубки ухода велись так называемыми «волоками»: между участками создавались хоть и небольшие, но все же полосы сплошных рубок. Теперь такие полосы останутся в прошлом. Современные маневренные лесозаготовительные комплексы позволят отрабатывать рубки ухода на более «ювелирном» уровне, точечно. Со временем такой лес приобретет ухоженный вид, в разреженном пространстве прирост средневозрастных деревьев увеличится, выработка техники на кубометр повысится.

По данным Санкт-Петербургского научно-исследовательского института лесного хозяйства, в настоящее время продуктивность лесного хозяйства в России составляет около $19-30 с гектара в год, в то время как в Швеции и Финляндии при интенсивной модели лесопользования — около $430. Перспективы развития очевидны.

Лесовосстановлению уделяется отдельное внимание. Ученые Санкт-Петербургского научно-исследовательского института лесного хозяйства прорабатывают этот вопрос отдельно для каждого российского региона, с учетом местной специфики — как климатической, так и почвенной. Решаемая задача — с минимальными затратами добиться наилучших возможных результатов. Например, для Карелии оптимальной признана минерализация почвы в комбинации с подсевом. Такая схема, в частности, на основе рекомендаций Санкт-Петербургского НИИ используется сотрудниками карельских лесозаготовительных подразделений Segezha Group.

Интенсификация лесопользования призвана решить еще одну проблему. При нынешнем подходе на лесных участках зачастую происходит нежелательная смена пород деревьев. Так, в Приангарье сосна замещается менее ценными осиной и березой. Новая модель предполагает более внимательный и системный подход к сохранению подроста — растущих под сенью леса молодых деревьев нужных пород. Бережное отношение к ним поможет предотвратить в перспективе потерю ценного хвойного леса.

Первой в России компанией, приступившей около 15 лет назад к экспериментам с интенсивной моделью лесопользования, стала группа «Илим». Опыт группы показал, что переход к новой модели потребует в первую очередь серьезного технического переоснащения компании. Так, в конце прошлого года, накануне вступления в силу законодательства об интенсивном лесопользовании в Карелии, холдинг Segezha Group учел опыт коллег и массово «перевооружил» свои лесозаготовительные активы, сделав ставку на среднегабаритные лесозаготовительные комплексы.

Было бы наивно полагать, что весь объем положительных эффектов от интенсивной модели лесопользования мы увидим уже в ближайшее время. В полной мере он станет заметен, пожалуй, только через два поколения — когда нынешние 30-40-летние леса перейдут в разряд спелых лесонасаждений возрастом старше 80 лет.

Интенсификация лесопользования, конечно, не решит всех проблем российского леса, на которые указывает, например, руководитель лесного отдела Greenpeace России Алексей Ярошенко. Однако она может стать одним из первых шагов в правильном направлении.
Этот материал опубликован на платформе бизнес-сообщества Forbes Council

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о