Forbes Council Сергей Судариков
4034
0

Новые финансовые реалии против «черных лебедей»

Новые финансовые реалии против «черных лебедей»
В условиях нарастающих день ото дня коронавирусных угроз и мер самоизоляции остается все меньше публичных площадок, на которых удается обсудить новые геополитические, экономические и социальные реалии.

А потребности в осмыслении происходящего сегодня в мире становится все больше. И одну из таких возможностей дал XIII Евразийский экономический форум, традиционно прошедший в итальянской Вероне на минувшей неделе. Естественно, со строгим соблюдением мер социальной дистанции и защиты, но все же в очной форме с использованием режима видеоконференций. Такие события редки сегодня, и поэтому хочется поделиться мыслями, высказанными там.

Чем же нынешний кризис отличается от всех предыдущих? Прежде всего причинами его возникновения. До 2020 года все мировые кризисы приходили с финансового рынка и уже потом достаточно сильно затрагивали экономику. В числе первых пострадавших были сами финансовые организации.

Так, во время Великой депрессии, в конце 1920-х — начале 1930-х годов, с рынка ушло 47% банков, во время кризиса конца 1980-х годов — 12%. А в так называемый «ипотечный» кризис 2008–2012 гг. прекратили свое существование 7% финансовых организаций. На сей раз финансовая система стала не причиной кризиса, а наоборот, благодаря ее устойчивости во многом удается преодолевать неизбежные последствия пандемии.

А они достаточно серьезны, в том числе и для самого финансового рынка. Во всяком случае, были установлены новые рекорды падения. Самое масштабное снижение индекса Доу-Джонса в истории (-22,61%) было зафиксировано в «черный понедельник» 19 октября 1987 года. До этого рекордным был другой «черный понедельник» времен Великой депрессии 28 октября 1929 года (-12,82%). Теперь эта дата стала третьей в мировой финансовой истории. И опять имел место «черный понедельник» 16 марта 2020 года (-12,93%).

Да и масштабы снижения макроэкономических показателей не могут не тревожить. В первом полугодии ВВП еврозоны в среднем упал на 12%, российская экономика потеряла 8%, а завязанная на туризм и потребительский сектор итальянская и вовсе немыслимые 17,7%. Прогнозы тоже не радуют. Последние данные МВФ предсказывают падение ВВП еврозоны на 8,3%, России — на 4,1%, а Италии — на 10,6%.

Пандемия стала, пожалуй, самым большим и сильным «черным лебедем» в истории мировой экономики. Кстати, это словосочетание тесно связано с Италией. Древнеримский поэт-сатирик Ювенал как-то сказал: «Редкая птица на земле подобна черному лебедю». До начала XVIII века считалось, что такой птицы в природе нет. Это уже потом стало известно, что черные лебеди существуют и живут в далекой Австралии.

Теперь так стали называть маловероятное событие, которое все же случается. Прилетевший к нам из Китая «черный лебедь» оказался не вполне традиционным для финансовой сферы.

Искусственная, намеренная остановка большей части мировой экономики привела к существенному спросу на финансовую ликвидность. И в целом финансовый рынок справился с этим вызовом. Как следствие, был поставлен новый мировой рекорд — объем выпуска корпоративных облигаций в мире достиг цифры $5,5 трлн за первое полугодие 2020 года.

Это невероятная цифра, и никогда прежде таких показателей в мире не достигалось. Причем в еврозоне выпуск корпоративных облигаций вырос на 24%, в России — на 16%, а в сильно пострадавшей от кризиса Италии — на 20%. Нашим бизнесам — Группе «Регион» и Московскому Кредитному Банку — удалось увеличить участие в качестве организатора выпусков облигаций почти на 30%.

Понятно, что долговое финансирование лишь механизм восполнения того, что недодает в этой ситуации реальный сектор. Но сам факт того, что финансовая система справляется с этим вызовом, уже вселяет определенный оптимизм. А это по нынешним временам немало.

Еще одним важным показателем, характеризующим роль финансового сектора в преодолении кризиса, является кредитование частного сектора. Многие банки, используя накопленный опыт, быстро переключились на дистанционные формы обслуживания, и им удалось нарастить объемы кредитования частного сектора. В частности, в еврозоне этот показатель вырос на 4%, в России — на 0,3%, а Московскому Кредитному Банку, входящему в нашу группу, удалось нарастить объем бизнеса в этом сегменте почти на 10%.

В отличие от всех предыдущих, нынешний кризис не вызвал паники на финансовых рынках. Снижение процентных ставок и повышенная ликвидность, наоборот, подтолкнули к инвестициям. За I полугодие 2020 года в еврозоне приток средств во взаимные фонды возрос в три раза. В России рост аналогичного показателя составил фантастические 22,5 раза, а на Московской бирже за I полугодие 2020 года количество счетов физлиц увеличилось на 39%. На собственном опыте могу сказать, что в «Регионе» клиентские притоки по сравнению с прошлыми годами увеличились в 4,5 раза.

Впрочем, есть на финансовом рынке и серьезно пострадавшие сегменты, например, страхование и лизинг. Да и в целом любой кризис несет в себе угрозы и долгосрочные последствия, несмотря на текущие положительные тенденции. Но все же умение быстро технологически и идеологически перестраивать свою деятельность, делая ее актуальной именно для сегодняшней повестки дня, говорит о высоком уровне развития рынка.

И еще один глобальный и очень важный вывод, который я почерпнул для себя на Веронском экономическом форуме, — финансовый сектор иначе стал смотреть на свою социальную роль. Изменился инвестиционный подход к таким сферам, как медицина, генетика и в целом фундаментальные исследования. Но это отдельная и очень большая тема, к которой я вернусь в своих следующих материалах.

 

 

 

 
Этот материал опубликован на платформе бизнес-сообщества Forbes Council

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о