Forbes Council Евгений Колбин
1885
0

Три месяца, которые изменили мир

Три месяца, которые изменили мир
Три месяца экстренных мер по борьбе с пандемией СOVID-19 оказали невероятное влияние на всю мировую экономику и предоставили массу данных для аналитики. Это позволяет не только оценить текущее положение бизнеса, но и сделать первые прогнозы относительно того, как он будет выглядеть после снятия социальных и экономических ограничений.

State of Things

Пандемия стала жестким стресс-тестом для всех отраслей экономики и обрушила многие казавшиеся образцом стабильности рынки. По прогнозу Международной ассоциации международного транспорта (IATA), в 2020 году сокращение выручки авиакомпаний без учета смежных отраслей составит $324 млрд. Это на 55% меньше, чем в 2019 году. В апреле же глобальный доход авиакомпаний уменьшился на 82%.

Резко упала и продажа автомобилей. Аналитики оценивают сокращение европейского рынка на 80% по сравнению с 2019 годом.

По данным S&P Global, значительно уменьшилась выручка и в потребительском сегменте. Магазины одежды и аксессуаров в апреле 2020 года потеряли $2,37 млрд — 78,8% по сравнению с предыдущим месяцем. Продажи в магазинах электроники и бытовой техники снизились на 60,6%. Ресторанный бизнес просто рухнул, что отразилось и на рынке аренды коммерческой недвижимости.

Однако не все отрасли оказались в столь плачевном положении. Мы видим стабильный рост игровой индустрии, потребления облачных сервисов, стриминговой доставки контента, дистанционного обучения, телемедицины и иного цифрового бизнеса. Необычно в этой ситуации то, что облачный и интернет-бизнес, а также другие цифровые сегменты экономики стали островами стабильности, а крупные и, казалось бы, непотопляемые отрасли реального сектора попали в зону максимальной турбулентности.

Новая эра

Несмотря на сложную экономическую ситуацию, нельзя не отметить креативность и высокую скорость адаптации бизнеса к новым условиям. Это видно и на примере нашей компании, и на примере работы наших российских и зарубежных коллег.

Так, в апрельском отчете Microsoft говорится, что еще в конце марта их облачная платформа для дистанционной работы и коммуникаций — Microsoft Teams — поставила рекорд по количеству времени, проведенного ее пользователями на встречах, — 2,7 млрд минут ежедневно. Рост составил 200% всего за две недели. При этом надо понимать, что подавляющее большинство пользователей Teams — корпоративные. То есть мы видим, как бизнес очень быстро начал перестраивать свои рабочие процессы и адаптироваться к новой ситуации.

Часть исследователей современной экономики считают, что именно 2020 год станет началом четвертой промышленной революции, если пользоваться терминологией основателя Всемирного экономического форума в Давосе — Клауса Шваба.

В отличие от третьей промышленной революции (80-е годы XX века — наши дни), во время которой мировая экономика перешла от аналоговых инструментов к цифровым, особенностью The Fourth Industrial Revolution является имплементация цифровых технологий в повседневную жизнь и стирание граней между офлайном и онлайном, между физическим и виртуальным.

Все это происходит «прямо здесь, прямо сейчас». Встречи и совещания в Zoom или Microsoft Teams, географически распределенные рабочие команды, использующие инструменты коллективной постановки, контроля и выполнения задач, такие как Asana или Trello, электронные доски Miro, сложная коллективная дистанционная работа, электронный документооборот, магазин без касс (пилотный проект уже запущен при участии Сбербанка), биометрическая идентификация личности, алгоритмы распознавания лиц, базирующиеся на нейросетевых алгоритмах, массовое использование дата-аналитики — все это становится частью реального сектора экономики.

Стоит обратить внимание на то, что все находящиеся сейчас на слуху новые технологии и бизнес-практики в целом давно и хорошо известны. Проблема заключалась в том, что внедрение многих из них сдерживали существующие социальные, деловые и правовые нормы. Так, массовому переходу на дистанционную работу мешали внутренние правила и традиции, сложившиеся в крупных компаниях. Сотрудники должны были посещать офис каждый рабочий день, личный контакт всегда считался предпочтительнее виртуального и пр.

Использование алгоритмов искусственного интеллекта для диагностики коронавируса и других болезней при помощи компьютерной томографии с точки зрения технологии — обычное компьютерное распознавание образов. Однако внедрение подобных диагностических систем ранее тормозилось законодательными ограничениями и другими нормативами. Не отрицая важности соблюдения таких норм, следует отметить, что законодатели многих стран просто перестраховывались, боясь юридических и политических рисков.

Можно сказать, что распространение новых информационных технологий сдерживала казавшаяся монолитной плотина законодательных и социальных ограничений. Тем удивительно, как неожиданно легко и быстро, буквально за пару месяцев, она оказалась прорвана, а новые технологии хлынули в нашу жизнь.

Интересно, что большая часть современных технологических услуг и продуктов в той или иной степени опирается на искусственный интеллект и/или облачные технологии.

Если проводить антропоморфную аналогию, то алгоритмы искусственного интеллекта являются одной «ногой», на которой стоят новейшие технологические решения, а второй их «ногой» стали облачные технологии. Колоссальные объемы новых данных, генерирующие новые продукты и услуги, нужно где-то хранить и обрабатывать. Никакой экономически обоснованной альтернативы облачным вычислениям сейчас просто нет. Более того, значительная часть новых сервисов имеет нативный облачный характер, то есть они изначально созданы в облаке. Самый крупный в мире видеосервис Netflix только в первом квартале 2020 года увеличил количество подписчиков на 15,8 млн по сравнению с 9,6 млн в 2019 году. При этом у Netflix никогда не было собственных серверов и дата-центров, а вся инфраструктура компании находится в облаке Amazon. Большинство популярных сервисов видеоконференций либо перебрались в облако по мере возрастания количества пользователей (Zoom), либо изначально находились там (Microsoft Teams).

Текущий взлет облачных технологий обеспечила не только необходимость бизнеса и государства в дополнительных вычислительных мощностях, какими и стала облачная IaaS-инфраструктура. Другими драйверами роста облаков оказались пользовательские облачные сервисы (SaaS — software as a service), а затем и облачные платформы (PaaS — platform as a service). Сейчас создать клиентский облачный сервис или приложение для поддержки собственных бизнес-процессов может практически любая средняя или крупная компания.

Подводя итоги прошедшего трехмесячного «стресс-теста», можно сказать, что влияние информационных технологий, таких как искусственный интеллект и облачные вычисления на бизнес любого плана, от разработки компьютерного зрения до продуктового ретейла, будет расти очень быстро. И если раньше их использование считалось конкурентным преимуществом, то в ближайшие годы это станет условием присутствия компании на рынке.
Этот материал опубликован на платформе бизнес-сообщества Forbes Council

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о