Forbes Council Руслан Долотов
596
0

Уголовный кодекс скрывается за медицинской маской (или почему за продажу качественных медицинских масок можно получить срок?)

Последнее время интернет-пространство заполнили предложения о покупке и продаже медицинских масок. В настоящее время – это, пожалуй, одно из самых перспективных направлений для малого и среднего бизнеса. Однако многие называют таких предпринимателей спекулянтами.

Наличие ажиотажного спроса на маски сопряжено с двумя опасными потенциальными факторами в деятельности правоохранителей:

- конъюнктурная  борьба с «масочными спекулянтами» со стороны правоохранителей под каким-либо предлогом в стилистике: «всех торгашей поймали и наказали» (не обращая при этом внимания, например,  на то, что сами власти Москвы приобрели крупнейшего в России производителя медицинских масок и продают эти маски минимум 30 руб. за штуку);

- провоцирование коррупционных практик. У правоохранительных и надзирающих органов может возникнуть соблазн изымать медицинские маски у предпринимателей под предлогом наличия в их действиях того или иного состава преступления. Смысл прост – изъятые маски могут либо сразу продаваться потенциально недобросовестными правоохранителями  (например, при составлении протокола осмотра места происшествия указывается меньшее количество масок, чем на самом деле было изъято), либо прокуратура может добивается скорейшего направления дела в суд, который при вынесении приговора в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса постановляет уничтожить эти маски, признанные вещественными доказательствами. Если предположить, что наши правоохранительные органы могут совершать коррупционные действия, то при таком посыле может быть, что маски не уничтожаются, а неофициально продаются.

К сожалению, российские реалии всерьёз заставляют задуматься об указанных угрозах.

Так, в начале апреля 2020 г. согласно опубликованный на сайте Следственного комитета РФ информации Александр Бастрыкин поручил руководителям территориальных следственных подразделений незамедлительно организовать доследственные проверки и принять меры по недопущению наживы со стороны продавцов масок в сложной эпидемиологической ситуации в стране.

Тут же нашлась, казалось бы, более-менее подходящая статья Уголовного кодекса для этого. Так, через пару дней после поручения главы СК следователи из Татарстана отрапортовали, что возбудили первое уголовное дело о незаконной продаже медицинских масок по ст. 238.1 УК РФ («Обращение фальсифицированных медицинских изделий»).  Дело в том, что медицинская маска – это медицинское изделие, а любое медицинское изделие должно иметь регистрационное удостоверение. Реализация же медицинских изделий без такого удостоверения – это преступление (ст. 238.1 УК РФ).

Абсурдность ситуации в том, что далеко не всякую маску можно считать медицинской: для того, чтобы маску можно было признать таковой, последняя должна быть произведена из специальных материалов с особыми фильтрующими способностями. Получается, что если экспертиза установит, что изъятые маски не обладают необходимыми фильтрующими характеристиками и изготовлены не из того материала, то их нельзя будет признать медицинскими, и никакой уголовной ответственности не будет. Если же маски окажутся качественными, действительно способными защитить её носителя – тогда продажа таких масок без регистрационного удостоверения будет признана преступлением, а сами маски подлежат уничтожению.

Однако, не все так плохо, и нужно похвалить депутатов Государственной Думы РФ, которые просчитали такие риски, в результате чего 01.04.2020 вышел закон – поправки в примечание к ст.238.1 УК РФ, согласно которым не является преступлением сбыт и (или) ввоз на территорию РФ в целях сбыта медицинских изделий, рекомендованных к применению Всемирной организацией здравоохранения.

Это было сделано как раз в связи с пандемией COVID-19,  нехваткой медицинских масок и перчаток. Под рекомендованными ВОЗ медицинскими изделиями в новом примечании к ст. 238.1 УК РФ подразумеваются медицинские маски (медицинские маски рекомендованы ВОЗ). Так что следователи из Татарстана видимо поторопились при возбуждении уголовного дела, не обратив внимание на произошедшие изменения в ст. 238.1 УК РФ.

Однако не стоит недооценивать креативность наших правоохранителей. Если не подошла одна статья – найдется другая. Так в Москве следователи МВД стали возбуждать уголовные дела за торговлю масками по ст.171.1 УК РФ, если на них нет маркировки EAC (маркировка EAC наносится на товары, которые подлежат маркировке согласно требованиям технических регламентов Таможенного Союза).  ЕАС расшифровывается как Евразийское соответствие. Опять таки, если экспертиза признает маски качественными, обладающими необходимыми защитными свойствами, то это означает, что это медицинские изделие, которое должно иметь соответствующую маркировку ЕАС.  Если же такой маркировки нет, то получается, что продажа таких масок – это преступление, а маски подлежат в дальнейшем уничтожению. Как мы видим спираль уголовно-правового абсурда с этими масками продолжается.

Однако, это ложная спираль, основанная на ошибочном толковании правоохранительными органами УК РФ (чем вызвана эта ошибка: коррупционным интересом или недостаточным профессионализмом, трудно сказать).

Дело в том, что изначально ст.171.1 УК РФ изначальна была введена для борьбы с нелегальной продажей алкоголя и табачной продукции, которую продавали без марок акцизного сбора. В преддверии введения в России программы по чипированию меховых изделий (для борьбы с контрафактом), депутаты ГосДумы решили установить уголовную ответственность за торговлю меховыми изделиями без надлежащей маркировки, но так как программу по специальной маркировке в последующем планировалось распространить и на другие виды товаров (молочную продукцию и т.п.),  ст.171.1 УК РФ решили описать общей фразой: без маркировки, предусмотренной законодательством РФ.

Так, 11.01.2015 г. в силу вступила новая редакция ст.171.1 УК РФ, а в сентябре 2015 г. Правительство РФ заключило соглашение со странами Евразийского экономического союза об участии в проекте по контролю за оборотом мехов с использованием специальной маркировки.  В последующем группа товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации, стала расширяться: полный перечень таких товаров указан в  распоряжении Правительства 792-р, где  определены группы товаров, подлежащие обязательной маркировке (медицинских масок там нет). Именно для данной категории товаров и была изменена ст.171.1 УК РФ

Однако слово «маркировка в отношении товаров» используется и в других документах – технических регламентах Таможенного Союза, согласно которым маркировке ЕАС подлежит практически вся продукция, реализуемая на территории Таможенного Союза.

В итоге, это приводит к тому, что правоохранительные органы иногда могут расширительно толковать ст.171.1 УК РФ, настаивая на том, что под маркировкой нужно понимать именно маркировку ЕАС. Таким образом, продавцы защитных масок, на которых нет такой маркировки, объявляются преступниками, а сами маски изымаются оперативными сотрудниками. Если следовать такому подходу, то тогда  изъятые маски (если экспертиза признает их соответствующими параметрам медицинских масок), должны быть уничтожены согласно ст.82 УПК РФ.  Однако, если предположить, что среди отечественных правоохранителей могут оказать недобропорядочные сотрудники, то такие маски вряд ли будут уничтожены. Получается, что ст.171.1 УК РФ может стать инструментом «отжима» медицинских масок, пользующихся ажиотажным спросом. Власть должна купировать такие риски на корню.

Например, можно оперативно внести уточнения в ст.171.1 УК РФ, что под маркировкой в данной статье (частях 1-2) понимается «маркировка средствами идентификации», т.е. маркировка, предусмотренная ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" – та маркировка, ради которой и менялась ранее ст.171.1 УК РФ, а не та маркировка, о которой говорится в технических регламентах Таможенного Союза.
Этот материал опубликован на блог-платформе Forbes. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о