Блоги Дмитрий Пешнев-Подольский
1199
0

И грянул гром

И грянул гром
Дмитрий Пешнев-Подольский, Председатель Правления АО "БКС Банк", Сергей Хайруллин, и.о. Директора по рискам АО "БКС Банк".

Этот год выдался настолько богатым на события, что хочется, чтобы он уже закончился как страшный сон. Хочется заново проснуться в начале этого года при нефти в 65$, курсе рубля в 62 за доллар и индексе РТС в 1549. Но, открыв глаза, мы видим нефть за 27$, доллар по 78 и РТС со значением в 975. Как заявил первый вице-премьер Андрей Белоусов, «российская экономика испытывает двойной удар: от обвала цен на нефть и от сокращения рынков сбыта из-за коронавируса». Сперва нефть начала снижаться на фоне коронавируса, упав с 65 в начале года до 50 долларов за баррель. Затем котировки испытали двойной удар, упав еще в два раза до 25 долларов из-за срыва соглашения OПEК+. Если коронавирус влиял на сокращение спроса, то недоговоренность с OПEК привела к драматическому росту объема предложения. И если с коронавирусом все понятно, то не совсем очевидно, кому было нужно такое решение OПEК, которое отправило рынок в нокаут. Давайте попробуем разобраться.

 

Версия №1. Россия поставит рынок на колени


Россия победит в торговой войне, вернется к переговорам, но уже на своих условиях. По заявлениям многих представителей государства и нефтяных госкомпаний, страшного ничего не произошло. По их мнению, “устоять в ценовой войне за нефть России помогут одни из самых низких в мире издержек при добыче нефти, гибкая налоговая политика и плавающий курс рубля. Нефтяные компании РФ и Россия имеют хороший запас прочности, который позволит пережить продолжительный период низких цен”.
Говорить, что нефтяной сектор России имеет большой запас прочности и не пострадает, значит, говорить только часть правды. Да, нефтяные компании выживут, но вся тяжесть от падения цены ляжет на плечи государства. Точнее, налогоплательщиков. Важно не только то, какие издержки на добычу у компаний, но и то, исходя из какой цены спланирован государственный бюджет. А он сбалансирован при цене $42.4 за баррель. Как вы видим по анонсированному только что введению налогов на доходы по вкладам и облигациям, подушка не так уж и велика, если выпадающие доходы приходится компенсировать за счет населения.
Заметим также, у Саудовской Аравии есть возможность быстро нарастить добычу на 25% до 12 млн баррелей в сутки, а вместе с другими членами ОПЕК более 14 млн. А вот совокупный потенциал наращивания добычи Россией составляет около 10% – до 1 млн баррелей в сутки, и это максимум. Как в этих условиях делать ставку на увеличении своей доли на рынке, не понятно.

Версия №2. Смерть сланцу

Россия хотела наказать американских производителей сланцевой нефти, которые при низких ценах будут сокращать добычу и уйдут с рынка. Заметим, что эта уже вторая попытка убить сланец. Первая, предпринятая ОПЕК в 2014-2016 годах, провалилась.
Однако сланцевиков в США нельзя просто взять и убрать с рынка. Речь идет о множестве небольших коммерческих компаний, которые легко могут останавливать и возобновлять добычу. Да, часть из них обанкротится, но как только цены снова пойдут вверх, их активы и оборудование тут же в ходе банкротства дешево скупят конкуренты и очень быстро нарастят добычу. Кроме того, сланцевые компании показывают внушительную динамику снижения себестоимости за счёт комплекса инноваций и оптимизации. По оценке МЭА, сокращать добычу производители сланцевой нефти могут начать при падении цен ниже $25 за баррель.
Также не стоит забывать про “Make America great again”. У США, эмитента мировой резервной валюты, практически неограниченные возможности по субсидированию и поддержке своего рынка. Трамп уже заявил о готовности закрыть американский рынок, отдав его на откуп собственным производителям нефти. А поскольку США крупнейший и производитель, и потребитель нефти, пострадают прежде всего другие игроки. Говоря про динамику добычи в США, стоит упомянуть, что за 12 лет Россия увеличила объем добычи на 1,4 млн баррелей в сутки, США за тоже время – на 8,5 млн баррелей. Каким образом Россия в этих условиях собирается выдавить американцев откуда бы то ни было, непонятно.

Версия №3. Сами с усами

Россия вдруг осознала, что в альянсе с ОПЕК не стоило вообще участвовать – ей стало сложно договариваться. Картельные соглашения в долгосрочном плане всегда невыгодны и в конечном итоге разваливаются. Но три года говорить о выгодности соглашения, а потом выходить из него в момент шока со стороны спроса не совсем логично. Так, министр энергетики Новак еще в декабре 2019 оценивал прибыль российского бюджета от трех лет работы соглашения ОПЕК+ в 6,2 трлн рублей.

Версия №4. Большие амбиции

В рамках этой версии главным лоббистом разрыва соглашения с ОПЕК всегда была Роснефть, которая с самого заключения сделки выступала против сокращения добычи. Еще в феврале 2019 года, в письме Владимиру Путину, Роснефть называла ОПЕК+ «угрозой развитию российской промышленности». По ее мнению, ограничение добычи другими странами открывает дорогу для увеличения доли мирового рынка США и поддерживает американских производителей сланцевой нефти.
С одной стороны, все ясно. Российские нефтяные компании защищены налоговой политикой государства от волатильности цен на сырье. Фактически они за каждый добытый баррель получают примерно одно и то же, независимо от цены на нефть. Все, что сверху, забирает государство. Поэтому единственный вариант увеличить доходы – увеличить добычу. У Роснефти большие планы и желание увеличить свою долю в РФ и мире, а ограничения этому очень мешали, поэтому Роснефть лоббировала срыв договорённостей.
Но и эта версия не выглядит до конца обоснованной. Во-первых, у компании по-прежнему достаточно высокий долг. Во-вторых, помимо трудностей с экспортом венесуэльской нефти и экспортом в Китай (Sinochem отказался от покупки нефти у Роснефти) у компании могут появиться сложности с экспортом в Европу (из-за отказа Европы от российского сырья в пользу саудовского). В-третьих, все налоговые льготы для Роснефти, могут исчезнуть. Налоговые льготы идут из сверхдоходов от продажи нефти, теперь о них не может быть и речи. Это лишит Роснефть льгот на Приобском и Ванкорском месторождениях, а новые проекты, типа «Восток ойл» сделает вообще нерентабельными. В итоге компания теряет намного больше, чем приобретает.

Версия №5. Коварные саудиты

Эр-Рияд осознал, что эра нефти подходит к концу, и решил распродать свои запасы как можно быстрее. Однако, даже потенциальный рост добычи не компенсирует такое падение цен. Кроме того, у Саудовской Аравии бюджет сходится при цене около 70$. У страны огромные социальные обязательства перед гражданами в виде бесплатного образования в любой точке мира, бесплатного жилья, и снизить их они без ущерба социальной стабильности вряд ли могут.

Игра с отрицательной суммой

Мы не видим ни одной рациональной причины для выхода России из сделки с ОПЕК. На этом нелогичном решении теряют все ее участники, не только Россия. Это касается даже и стран-импортеров нефти (Китай, Япония). И Китай, и Япония - крупнейшие экспортеры потребительских, промышленных товаров, продукции электронной промышленности и машиностроения. Низкая цена на нефть для нефтедобывающих стран означает сокращение покупательской способности на экспортные товары стран-импортеров нефти.
Чтобы понять, что будет дальше, обратимся к кризисному сценарию Банка России. В нем как раз закладывали шоковое обрушение цен на нефть до $25 за баррель. Согласно прогнозу ЦБ, оставшись без потоков нефтегазовой ренты, Россия свалится в рецессию и откатится назад на 14 лет. Инфляция разгонится вдвое (до 7-8%), инвестиции рухнут (на 5,5-6,5%), населению придется сократить потребление (на 1,5-2%), а государство начнет терять золотовалютные резервы ($38 млрд). Главной проблемой станет дефицит валюты: по объему экспортных доходов Россия вернется в 2005 год – 240 млрд долларов (против 415 млрд в этом году). Граждане и бизнес окажутся отрезаны от возможности закупать зарубежные товары: объемы импорта упадут на 28%, до $177 млрд, минимума с 2006 года. А рубль уйдет в район 80-90 рублей.
И этот сценарий не учитывает еще фактор кризисных явлений, вызванных коронавирусом. Поэтому апокалиптический прогноз от Германа Грефа с долларом за 100 и прочими неприятностями более чем реален.
Безусловно, мы можем не иметь всей информации о факторах, влияющих на принятие решений каждым из игроков этой драматичной партии. Как представляется из открытой информации, исход последнего заседания ОПЕК лишен рациональной составляющей. Поэтому нам остаётся призывать и надеяться на то, что члены ОПЕК, и в первую очередь Москва и Эр-Рияд, вновь сядут за стол переговоров и пошлют рынкам однозначный сигнал. Сигнал о том, что они готовы координировать свою политику как минимум до окончания коронавирусного кризиса. Пока еще не слишком поздно. Глобальная экономическая катастрофа может быть смягчена. Представьте, что страшный сон закончится, и все снова будет как раньше. Ну или хотя бы почти.
Этот материал опубликован на блог-платформе Forbes. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о