Блоги Николай Шматков
461
0

Лес — неженское дело? Сугубо мужской взгляд



Фото: FSC GD, Margarita Kirillina

В преддверии Международного женского дня предлагаю заглянуть чуть дальше в лес — в ту отрасль экономики, где ожидаешь увидеть сплошь брутальных мужчин, а при ближайшем рассмотрении оказывается, что половина работников — женщины. Я говорю о лесном секторе нашей лесной страны.

Неженских профессий в России очень много. Свежий список профессий, официально закрытых для женщин, уменьшился почти в 5 раз по сравнению со списком 20-летней давности — с 456 до 100 наименований. Тем не менее, даже после снятия запретов, я лично пока не видел женщин-машинистов электропоездов, слесарей по ремонту автомобилей, трактористок-машинисток. Еще с женщинами-президентами у нас, похоже, изменений не предвидится в обозримом будущем, но здесь дело не в формальном запрете.

Одна из отраслей экономики, которая традиционно считается исключительно мужской – это лесной сектор. Действительно, сложно представить себе женщину на позиции, например, вальщика леса. С другой стороны, не стоит судить о лесном хозяйстве по фильму «Девчата», где сектор представлен только красавцами-вальщиками, эдакими советскими «ламберсексуалами» с увесистыми бензопилами, очаровательными поварихами и занудными бухгалтерами.

На самом деле лесной сектор сильно меняется. Лес перестает быть «месторождением бревен», в котором нужно скорее провести рубки и перейти на новое место, не заботясь о том, чтобы здесь снова выросли деревья. И в лесу появляется все больше места для женщин, которые заботятся о его будущем.

Невероятно, но это подтверждает и статистика: гендерный разрыв в лесном секторе минимален — в 2018 году в нем было занято 44,7% женщин и 55,3% мужчин.

Как задействованы женщины в лесном секторе нашей страны?

Во-первых, работа в лесу связана не только с заготовкой древесины, но и с лесовосстановлением. И хоть за лесами в России пока ухаживают мало и плохо, надеясь в основном на силы матушки-природы. Если посадки проводят, то к ним очень часто привлекают женщин.

Другое дело – последующий уход за лесами, физически очень тяжелая работа. Много часов приходится таскать тяжеленный мотокусторез, которым «пропалывают» посадки сосны и ели от сорняков – осин и кустарника, не ценных с хозяйственной точки зрения. Сильная вибрация от кустореза, жара, комарье, тяжелая и душная экипировка, предохраняющая от случайных травм… Это хоть и новая профессия в лесном секторе, но интересная, скорее, мужчинам.

Во-вторых, работа в лесу – это совсем не только рубка и посадка. При планировании лесопользования нужно учитывать требования лесного законодательства и добровольной лесной сертификации, подтверждающей экологичность, социальную приемлемость и экономическую жизнеспособность лесоуправления. На очень многих предприятиях ответственные за сертификацию – именно женщины!

На их плечи (хотел написать, как принято, «хрупкие», но рука не поднимается написать такое – уж больно велик объем и ответственность работы) ложится тяжесть ведения диалога с неправительственными организациями, с местным населением, с работниками самого лесозаготовительного предприятия, которых нужно научить, например, различать гнезда птиц или идентифицировать места произрастания редких видов лишайников.

За соответствие лесозаготовительных предприятий требованиям добровольной лесной сертификации тоже отвечают эти специалисты, то есть, в основном женщины. Они определяют участки леса, которые должны быть исключены из рубки, – например, если там редкие виды растений и животных или это зона нетронутых лесов, или же местные жители в этих лесах охотятся, собирают ягоды, грибы и другие дары леса.

Именно женщинам нередко достается сложная роль убедить топ-менеджеров и владельцев бизнеса (среди которых в лесной сфере почему-то пока весьма мало женщин) в том, что сертификат — не просто бумажка, которую нужно купить как пропуск на экологически чувствительный внешний рынок или для поставок ответственным покупателям внутри России, а сложная система, для выполнения требований которой зачастую нужны финансовые вложения и пересмотр бизнес-процессов.

Лидерство с женским лицом

Впрочем, говоря о том, что среди топ-менеджмента и владельцев предприятий лесного сектора мало женщин, нельзя забывать о ярких исключениях. Речь идет не только о Ксении Сосниной, генеральном директоре Группы “Илим”, крупнейшей FSC-сертифицированной лесозаготовительной и перерабатывающей компании, но и о простых работницах, которые стали акционерами предприятия «Красная звезда», производителя FSC-сертифицированных детских кроваток из дерева и деревянных линеек, хорошо знакомых всем с советских времен и по сей день. Кстати, из 11 членов совета директоров, шестеро — женщины. Примечательно, что этот кейс известен за рубежом, но оказался неинтересен российским СМИ.

Впрочем, есть один положительный “лесной женский” кейс, подхваченный российскими медиа — это социальное предпринимательство Гузель Санжаповой, которая создала рабочие места для бабушек в лесной деревушке Малый Турыш Свердловской области и делает продукт, интересный горожанам по всей России — крем-мед и деревянные ложки с карамелью и лесными ягодами под брендом Cocco Bello. Юная девушка возрождает жизнь лесного поселка.

Кроме того, выпали из официальной статистики по лесному сектору женщины, оказывающие огромное влияние на отрасль — сотрудницы некоммерческих организаций: с мировой славой, как Всемирный фонд дикой природы (WWF), или региональных и менее известных, таких как СПОК или «Серебряная тайга». Они вносят огромный вклад в сохранение и приумножение лесных богатств нашей страны. У меня в памяти всплывает образ хрупкой очаровательной девушки Елены Черкасовой, сотрудницы WWF, которая в таком непростом регионе, как Кавказ, ведет непримиримую борьбу с нелегальными лесорубами (в роли которых выступают иногда сами региональные органы управления лесами) и добивается реальных расследований и возбуждения уголовных дел.

Ну и невозможно не вспомнить о тех, кто растит новые кадры работников лесной отрасли, хотя таких вузов и техникумов в России становится все меньше – слишком часто они подвергаются если не слиянию с другими учебными учреждениями, то упадку и развалу. Среди преподавателей всегда много женщин, и лесная сфера здесь не исключение. Не могу не вспомнить своего Учителя Елену Куликову, которая отдала много лет Московскому государственному университету леса, а потом Всемирному фонду дикой природы. Зарубежные коллеги называли ее амбассадором таежных лесов.

Кстати, первый в России сертификат FSC, говорящий об ответственном лесоуправлении, был получен 20 лет назад во многом тоже благодаря женщине! Надежда Страхова и группа ее коллег из компании “Тимбэ Продакшн” готовили предприятие к первой сертификации: учились сами и учили сотрудников, вели огромную разъяснительную работу, переговоры с администрацией. В результате их большой первопроходческой работы в Алтайском крае был сертифицирован Косихинский сельский лесхоз — 37 тысяч гектаров, которые стали первой “ласточкой” FSC-сертификации в России.

Как вы можете увидеть из этих историй, “неженская” на первый взгляд лесная отрасль — это стереотип. Женщины активно задействованы и играют важную, порой ключевую роль в развитии лесной отрасли и в сохранении наших лесов для всех навсегда. Да и увеличение площади сертифицированных лесов в России до рекордных 52 млн. гектаров может быть состоялось именно благодаря массовому присутствию в лесном секторе женщин?

С праздником, наши дорогие и любимые!
Этот материал опубликован на блог-платформе Forbes. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о