Блоги Руслан Юсуфов
637
0

О бизнес-трендах, кризисе, цифровой трансформации и приличных детях

О бизнес-трендах, кризисе, цифровой трансформации и приличных детях
Случится ли кризис? Как коронавирус скажется на экономике? Как технологии влияют на политические настроения? Как решать кадровые вызовы? Что делать с массовой потерей рабочих мест? Где начинаются инновации?

В начале февраля на одной сцене в бизнес-школе СКОЛКОВО собрались 7 разных людей в попытке общими усилиями сформулировать те тренды, которые будут влиять на бизнес, экономику и людей в следующем десятилетии:

  • об экономике рассуждали экономисты Андрей Мовчан и Рубен Ениколопов,

  • о человеке говорили исследователь и знаток теории поколений Евгения Шамис, Мария Голяндрина, вице-президент по мотивации, обучению и организационному развитию компании АФК «Система»,

  • об инновациях размышляли проректор по академическим и образовательным вопросам бизнес-школы СКОЛКОВО Евгений Каганер и предприниматель Михаил Кучмент.


Модерировал дискуссию Президент бизнес-школы СКОЛКОВО Андрей Шаронов. Я же попытался эти светлые мысли систематизировать на одной странице, а эта страница показалась мне наиболее подходящей.

1. Кризиса не будет


В мире происходит много событий, которые влияют на экономику, но нет признаков кризиса. О кредитном кризисе говорить рано, даже на развивающихся рынках, повод поволноваться могут дать перегретые финансовые рынки и Китай - никто не понимает, что там происходит с кредитованием. В то же время, кризис - это вещь неожиданная, и отсутствие признаков также ничего не означает.

2. А если кризис и будет, то не кредитный


Экономисты похожи на генералов: и те, и другие готовятся к прошедшим войнам. В 2008 году экономические службы мира готовились не допустить кризиса развивающихся экономик, потому что именно таким был кризис 1998 года. Сегодня все экономические службы мира приготовились не допустить кредитного кризиса, поэтому если кризис и случится, то он будет точно не в кредитной области.

3. Кризис случится и не из-за коронавируса


Недостаточно данных для прогнозов в отношении этой пандемии, зато мы знаем, что было раньше. В 1968 году Гонконгский грипп привел к нескольким миллионам смертей по всему миру. Уже через 2 недели после регистрации начала заболеваемости было выявлено 500 тысяч случаев. Экономический эффект от Гонконгского гриппа оценивается примерно в 0,5% мирового ВВП. Сегодняшняя пандемия - не уровня Гонконгского гриппа 1968 года, а скорость реакции на этот вирус гораздо выше, так что эффект будет меньше, чем 0,5% ВВП. А вот что может запустить кризис - так это психологический эффект и страх перед самой пандемией.

“Любая научная модель - смесь экселя с научной фантастикой”, - Андрей Мовчан

4. Россия - островок стабильности


Россия является островком стабильности с точки зрения монетарной и бюджетной политики. В нашей стране все хорошо с государственными финансами, но все очень плохо с финансами частными, все в порядке с государственным бизнесом, но очень плохо с частным бизнесом. И в этой дихотомии мы живем достаточно устойчиво. Скорость нашего роста очень низкая, но это - плата за стабильность.

5. Цифровую трансформацию пока не видно в экономической статистике


Сегодня тренды зависят от развития технологий, а не от накопления капитала. Мы понимаем, что именно должно произойти под влиянием информационных технологий, но это почему-то или не происходит, или происходит медленнее, чем мы ожидаем. Роботы и искусственный интеллект вытесняют людей, но в экономической статистике экономисты этого не видят, производительность не растет. То же самое происходило и с электричеством, и с компьютерами.

Технологии общего назначения действуют на всю экономику. Они позволяют добиться эффекта, когда меняется целая бизнес-модель секторов. Один конкретный электромотор мог мало что поменять, приходилось перестраивать все фабрики с нуля. Вероятно, мы постепенно подходим к моменту, когда будет наблюдаться эффект от внедрения роботов и искусственного интеллекта.

“Я не знаю, можно ли экономистов называть учеными”, - Андрей Мовчан

6. Технологические изменения стимулируют “левые” настроения


Особенность технологий состоит в том, что они многих людей вытесняют с рынка труда. Эти люди теряют работу, что приводит к “полевению” политического спектра. Стратегически люди потеряют самую скучную, неприятную, противную работу, но в краткосрочной перспективе переход может быть сложным и опасным.

7. Люди все равно приспособятся


За последние 40 лет в коммерческих банках даже после полной компьютеризации банковской системы количество людей не изменилось, зато 2/3 персонала переместились в область compliance и отчетности. Большая экономическая система, в которую включена мощная социальная функция государства, инстинктивно подстраивается под изменения, буквально создавая объем новой работы. Адаптивные способности человека очень высокие - на определенных исторических этапах куда-то же девались и ткачи, и телефонистки.

8. Дети осваивают сразу несколько профессий


Если беби-бумерам (1944-1963 г.р.) еще хватило одной профессии, а поколение X (1964-1984 г.р.) и миллениумы (поколение Y, 1985-2002 г.р.) уже освоили или осваивают вторую специальность, то Хоумлендеры (Поколение Z, 2003 г.р.) точно знают: чтобы быть успешными, нужно осваивать две, а то и три профессии. Возможно, это и позволит ответить на вызовы, связанные с подрывным характером технологий. В число наиболее интересных профессий для детей входят ученый, врач, архитектор, а также специальности, связанные с искусством. Причем мотивация не только финансовая: дети считают, что любимое дело принесет деньги.

“Растут приличные дети”, - Андрей Шаронов

9. Мы обращаем внимание на молодежь, а живем по правилам “беби-бумеров”


Молодежи в России мало: количество миллениумов на 9 млн человек меньше предыдущих поколений. Это связано с политико-демографической ямой начала 90-х гг. Это означает на 9 млн человек меньше сотрудников и потребителей. Во всем мире самые большие финансовые ресурсы находятся у поколения беби-бумеров , они же находятся в числе лидеров большинства стран. Среди миллиардеров также много представителей “молчаливого“ поколения (1921-1927 г.р.).

Нужно научиться работать одновременно с несколькими поколениями. Раньше на рынке труда было 2,5 поколения: одно уходило на пенсию, второе присутствовало в большом количестве, третье только приходило. На сегодняшнем рынке труда представлено сразу 3 поколения, причем у всех разные ценности и поведение.

10. Требуются другие подходы к работе с сотрудниками


На рынке труда происходят фундаментальные изменения, и это связано не только с борьбой за молодых и активных. Раньше в жизни каждого человека было три больших и понятных этапа: фулл-тайм обучение, фулл-тайм работа, фулл-тайм пенсия. Сейчас люди раньше начинают работать и проживают несколько профессий, им необходимо постоянно переучиваться и придется делать это всю жизнь. Роль сектора образования возрастает. Все больше молодых людей имеют несколько собственных проектов. Старшее поколение становится более активным и востребованным. Это требует от работодателя большой перестройки, а от службы по работе с персоналом других подходов и понимания, что все люди разные.

“Я смотрю на сотрудников с ИП не косо, но служба безопасности недовольна”, - Мария Голяндрина

11. Нужно смешивать коллективы


У старших есть опыт, у младших - динамика, вместе они могут смотреть на продукт с разных сторон. Если вы мужчина 50 лет с техническим образованием, вероятно, вас окружают мужчины 50 лет с техническим образованием. Это комфортно, к этому привыкаешь, но это не развивает. Задача каждого - окружать себя людьми, которые сильно не похожи на нас по полу, возрасту, опыту, национальности, религии, это будет обогащать нашу повседневную жизнь.

12. Цифровая трансформация - в первую очередь, про гибкость


Было много различных волн трансформации, но сегодняшняя трансформация уникальна. Парадигма индустриальной организации меняется на парадигму сетевой организации, которая работает по другим принципам. Цифровая трансформация - это про то, как создать организации, которые способны не произвести одну бизнес-модель, а которые способны находиться в постоянном поиске и масштабировании новых бизнес-моделей на постоянной основе. Эти постоянные изменения требуют нового типа организаций - гибких, а появление новых бизнес-моделей является продуктом организационной трансформации.

13. Инновации начинаются не в ИТ-отделе, они должны пронизывать всю компанию


Краеугольные камни цифровой трансформации - изменение клиентского опыта, эффективность процессов, а также создание системы, позволяющей принимать решения на основе больших данных. Бизнесы, которые идут в авангарде этих изменений, идут и в авангарде изменения культуры потребления. Компании все больше и больше превращаются в ИТ-компании. Трансформация, о которой мы говорим, это не про переход из офлайна в онлайн, а про создание организационных и бизнес-моделей, которые бесшовно функционируют на стыке двух миров - онлайн и офлайн.

14. Полезный срок службы конкурентного преимущества постоянно сокращается


Инвестиции в новые технологии дают способность построить конкурентные преимущества в очень короткий срок. В такой “гибкой” организации должна быть культура быстрых инноваций: через непрерывное тестирование гипотез компания получает новые знания. В ближайшем будущем компании разделятся на два типа: те, у которых есть данные, и те, у которых данных нет, причем разрыв между ними будет увеличиваться. Кстати, иметь финансовую возможность инвестировать в инновации - это само по себе тоже конкурентное преимущество.

15. Нужно быть готовым к изменениям и не гнаться за “хайпом”


Самая типичная ошибка: купить “более цифровую” компанию, но с другой культурой, которая не приживается из-за отсутствия цифровой зрелости. Увлечения трансформацией на уровне бизнес-модели без поддерживающей трансформации изменений на уровне организационной модели не работает, и очень многие организации попадают в эту ловушку.

“Что такое несчастье - это счастье, смысл которого пока непонятен”, - Андрей Шаронов

Компания Zappos, американские лидеры по продаже обуви, очень гордилась своей плоской культурой управления и отсутствием скриптов продаж. Когда их купил Amazon за $1 млрд и внедрил скрипты, продажи сразу выросли вдвое.

“Говорить о том, как у нас меняются бизнес-модели - прикольно. Стратсессии с большим количеством whiteboards - это очень классно, все себя чувствуют Стивом Джобсом. А потом ты возвращаешься обратно, у тебя есть большая организация с людьми, структурой, KPI - менять эту организацию не прикольно, поэтому этого никто не делает”, - Евгений Каганер

Тренд на все времена


Отрадно, что на подобные разговоры собирается под тысячу человек, готовых приехать в СКОЛКОВО вечером в среду - мест в конгресс-холле бизнес-школы на всех не хватило, и кто-то даже стоял вдоль стеночки. Настораживает, что иные, получив свою долю бизнес-трендов, срываются с места занимать очередь в гардероб, будто бы в театре каком. Хочется, чтобы трендом №1 на все времена стала чуткость.

"В уме нечутком не место шуткам", - Уильям Шекспир
Этот материал опубликован на блог-платформе Forbes. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о