Блоги Николай Шматков
3409
1

Ёлка живая vs искусственная: что экологичнее, или Невеселые размышления у новогодней ёлки

Ёлка живая vs искусственная: что экологичнее, или Невеселые размышления у новогодней ёлки
 

 

Какая новогодняя ёлка более экологичная: многоразовая искусственная или одноразовая живая? Есть ли безопасный вариант как для здоровья человека, так и для природы? 

Не я первый начал говорить о грустном – на днях Роскачество проверило искусственные новогодние елки как отечественных, так и зарубежных производителей и нашло в 4 из 7 протестированных образцов превышение формальдегида. Это не удивительно – формальдегид является компонентом наиболее дешевых клеящих компонентов, входящих в состав пластиков. Тот факт, что он является отравляющим веществом и, предположительно, одним из наиболее распространенных и опасных бытовых канцерогенов уходит на второй план в стране, в которой до сих пор цена на товар – а не его экологичность и безопасность – является, по мнению производителей и маркетологов, основным фактором потребительского выбора. 

Массовый эксперимент уже поставлен – в наших домах и офисах стремительно появляется больше мебели из пластика или ДСП (с пропиткой из формальдегида) вместо дерева из массива, мы пьем из пластиковых стаканчиков, а не из керамических, мы ставим китайские новогодние ёлки из пластика, вместо натуральных. Стоит ли удивляться, что у нас в стране наблюдается невероятный всплеск онкологических заболеваний? 

Роскачество поставило точку в вопросе, какая елка лучше для здоровья наших домашних. Только 3 из 7 проанализированных елок не выделяют формальдегид, а каким окажется результат, если выборка будет больше? Очевидно, что далеко не каждую искусственную ель можно считать безопасной для человека.

До Волоколамска и Шиеса в большинстве своем мы считали, что экологичность – это скорее про отсутствие вреда для здоровья. А что можно сказать про экологичность в смысле минимизации ущерба для окружающей среды? Понятно, что любая, даже самая качественная искусственная елка рано или поздно окажется на свалке. Период жизни елок из пластика и металла, которые в изобилии воздвигаются на городских площадях, невелик: редко, когда такие сооружения переживают 2-3 сезона. Люди выходят на митинги против расширения мусорных полигонов, и потом они же, из благих побуждений, идут в магазин покупать пластиковую елку, которая через некоторое время будет практически вечно валяться комом пластика в Московской или Архангельской области. Власти с гордостью рапортуют о закрытии полигонов и параллельно закупают на наши деньги тонны рождественского пластика

Человеку, который задумался об экологии, в какой-то момент становится жаль рубить ёлочку, которая спокойно росла себе в лесу, только ради праздничной традиции. И жалость эта понятна и в какой-то степени оправдана. Но в большинстве стран новогодние елки уже давно не рубят в лесу – их выращивают на специальных плантациях, как картошку и морковку, с единственным отличием, что картошка растет 1 год, а ель – 5-7 лет. А как у нас?

А у нас действуют нелепые законы, по которым нельзя создавать лесные плантации на даже заброшенных и по факту зарастающих лесом полях. А таких земель у нас около 70 млн га, для сравнения – площадь эксплуатационных лесов Финляндии чуть больше 20 млн га. С этой площади финны заготавливают 50 млн га деловой древесины ежегодно, которая используется для производства досок и мебели из массива. То есть только за счет использования заросших кустарником и мелколесьем брошенных земель Россия может обеспечить более половины потребности в деловой древесине – причем без ущерба для ценных для сохранения биоразнообразия и обеспечения климатического равновесия естественных лесов. Не говоря уже о новогодних елках.

Откуда же у нас берутся живые ели, которыми торгуют на елочных базарах и в торговых сетях? Почти половина елок, продаваемых в Москве и Санкт-Петербурге – привозится из-за рубежа. Основные поставщики – Дания, Латвия и Беларусь. Происхождение остальной половины довольно туманно – часть заготавливают незаконно на тех же заброшенных полях, часть вырубают под линиями электропередач в порядке расчистки полос отчуждения, часть вырубают в естественных лесах, где молодые ели растут слишком густо, но всегда ли это происходит без ущерба для лесов – непонятно. Где конкретно заготовлены российские живые новогодние елки? В большинстве случаев, это совершенно неизвестно. Лесной сектор – один из самых информационно закрытых секторов экономики. До сих пор, за исключением Московской области, ни по одному региону в интернете нет схем, где были бы нанесены места планируемых рубок или места посадок. Лес – большой информационный черный ящик, и открытость информации о лесных ресурсах не нужна чиновникам и большинству предпринимателей.

Плантаций новогодних елей на землях лесного фонда, где разрешено их выращивать, в целом очень немного, а если говорить об областях, где активно торгуют елками к празднику – в Подмосковье, Ленинградской, Владимирской и других лесных областях Нечерноземья – их нет совсем. Почему? К сожалению, почти нет желающих вкладывать деньги в долгосрочные проекты в лесном секторе, даже при гарантии потребительского спроса. Чтобы вырастить новогоднюю ель, нужно вложить средства в подготовку почвы, в посадку, уходы, платить арендную плату и налоги, а прибыль появится только через 5 – 7 лет. Если нет массы желающих вкладывать деньги даже на такой срок, что говорить о том, чтобы вкладывать средства в строительство лесных питомников, в правильный уход за молодыми лесами и в развитие лесоперерабатывающих производств, сроки окупаемости которых растягиваются на десятилетия? Стоит ли удивляться, что за последние 25 лет в стране не построено ни одного нового целлюлозно-бумажного комбината, а большинство существующих выпускают дешевую целлюлозу для экспорта и для дальнейшей переработки в Финляндии и Китае? При этом у наших соседей остается основная доля прибыли, а в наших легких и в наших реках - все вредные выбросы, связанные с переработкой древесины.

Новогодние ели – вершина айсберга. Даже те производители, которые используют полностью экологичные – и для окружающей среды и для здоровья – товары из древесины, позиционируют только выигрыш по цене. Рекламные предложения, которые строились бы не на низкой цене, а на экологичности, на происхождении из лесов, где ведется бережное лесное хозяйство  – большая редкость на российском рынке. Неужели маркетологи правы, и потребителя по большому волнует только стоимость товара, а производителя – сокращение расходов на производство?


Дышать формальдегидом в новогодние праздники лично я не хочу. Настоящая елка однозначно экологичнее пластиковой в любом смысле. Однако, чтобы быть полностью уверенным в том, что елку вырастили и заготовили легально, нужна информационная открытость и инвестиционная привлекательность лесного сектора, возможность выращивания новогодних елей и другой лесной продукции на заброшенных землях. А с этим у нас пока проблемы. В этом году, пожалуй, я наряжу елку, растущую на участке.  

Фото: FSC России, Василий Яковлев
Этот материал опубликован на блог-платформе Forbes. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

1
Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о
Анна Жуковская

ценная информация! спасибо!