Блоги Николай Шматков
469
0

Пожары круглый год: почему российские леса беззащитны перед огнем

Пожары круглый год: почему российские леса беззащитны перед огнем
Подводить окончательные итоги пожароопасного сезона в наших лесах пока рано. Малоснежные зимы, вызванные, по мнению некоторых специалистов, с климатическими изменениями, способствуют тому, что в отдельных районах Сибири и Дальнего Востока пожары практически не прекращаются круглый год. Каждый год, в зависимости от погодных условий, площади лесных пожаров составляют от 1,5 до 13 млн га.

Тем не менее, уже сейчас можно с уверенностью сказать, что площади лесных пожаров в этом году значительные. Только по официальным данным и только в «в зонах наземного обнаружения и тушения и лесоавиационных работ», в этом году пройдено огнем более 10 млн га лесов, что сопоставимо с площадью, например, Греции. Это близко к «рекордным» 2003, 2012, 2018 годам, когда огнем было пройдено более 12 млн га лесов. Запомнившийся всем 2010 год был далеко не рекордным по площади, но резонансным – леса горели в Европейской части страны, Москву заволокло дымом. В этом году дымом затянуло почти всю Сибирь и Дальний Восток, причем не на привычные несколько дней, а на недели, и не просто чувствовался запах гари, как обычно, а из-за смога пришлось отменять авиарейсы. Без преувеличения, десятки тысяч людей писали в соцсетях про лесные пожары в Сибири. Наибольшую «волну», пожалуй, вызвал пост Леонардо ди Каприо. «Выживший» призвал другие страны помочь России в борьбе с пожарами. Пост вызвал цепную реакцию отечественных звезд всех величин и спектральных оттенков, от Басты до Максима Галкина. Последний, кстати, высказал очень важную мысль – почему мы боремся с последствиями, а не с причинами?

Лесные пожары как индикатор качества ведения лесного хозяйства


300 лет назад классик немецкого лесного хозяйства Гейнрих Котта писал: «Лесоводство – дитя нужды в лесе». Действительно, пока леса (как и любого другого ресурса) много, то беречь, охранять и восстанавливать его незачем. Очень долгое время в России считалось, что леса у нас очень много, отсюда делался вывод о том, что охранять его, в том числе, от лесных пожаров, не имеет смысла.

Лесной кодекс 2006 года фактически упразднил федеральную ответственность за управление лесами, основные функции управления были переданы лесопромышленным компаниям – арендаторам лесного фонда, которые сейчас работают примерно на 1/4 территории лесов. Важно, что арендаторы не чувствуют себя хозяевами «своих» лесов, подобно тому, как не чувствуют себя хозяевами квартиранты в съемной квартире. И если квартиросъемщики еще могут договориться с хозяином квартире о зачете стоимости ремонта в квартплату, то договориться с Минприроды России о снижении арендных платежей за качественное лесовосстановление и уход за лесом у лесопромышленников пока не получается.

Ставки платы за лесные ресурсы считаются не от площади территорий, а от объемов древесины, и при этом они настолько мизерные, что арендаторам выгоднее не ухаживать за лесом. В результате компании нередко берут в аренду большие площади лесов только для того, чтобы пустить пыль в глаза инвесторам, а лесное хозяйство на них потом не ведется. Парадоксально, но факт — если компания вкладывает средства в выращивание леса, то сейчас ей приходится платить более высокую плату по сравнению с теми, кто оставил после своей аренды менее качественный ресурс.

Остальные ¾ лесов, не отданных в аренду лесопромышленным компаниям, формально управляются субъектами Российской Федерации, но финансирование лесного хозяйства там ведется по остаточному принципу, инспектора получают мизерную зарплату и перегружены бумажной работой — то есть грамотное лесное хозяйство не ведется и здесь. Не удивительно, что лес без присмотра горит.

Потребительский выбор и лесные пожары


В этом году горела не только Сибирь. Катастрофические лесные пожары охватили еще Амазонию и Аляску. Что у них общего? В этом году горели в основном малоосвоенные человеком леса, и главная причина этого – люди в городах, которых принято называть «потребителями». Это не значит, что люди приехали из городов в глухую тайгу и в джунгли со спичками и занимались поджогами, хотя и такое, наверное, бывает. Нет, горожане сожгли леса, не выезжая дальше ближнего пригорода — сходив в супермаркеты и сделав покупки.

Главным фактором сокращения лесов в Амазонии является постоянно растущий глобальный спрос на дешевую еду, которую проще всего выращивать как раз в тропиках — на месте сведенных дождевых лесов. При выжигании больших площадей для крупномасштабного сельскохозяйственного производства огонь может перейти в неосвоенную сельву, что чаще всего становится причиной пожара. В 2018 году в одной только бразильской части Амазонии из-за этого было утрачено около 790 тысяч гектаров девственных лесов. На выжженных площадях выращиваются преимущественно корма, в частности, соя — основная еда в рационе свиней . Россия является самым крупным импортером свинины из Бразилии — около 40% общего экспорта. Покупая в Москве гамбургер, мы содействуем сжиганию леса в Амазонии. Глобализация в действии!

Вопрос снижения количества и площадей пожаров и в Амазонии, и в Сибири – это не только вопрос организации пожаротушения, достаточного финансирования лесного хозяйства – но и вопрос ответственного потребления как лесной, так и сельскохозяйственной продукции. Покупая отечественное мясо, мы способствуем развитию агропромышленного комплекса в России и снижаем риск пожаров в Амазонии. Скажем, выбор в пользу FSC-сертифицированной мебели, бумаги, упаковки – вклад в сохранение лесов. Лесные компании, сертифицированные по стандарту добровольной лесной сертификации FSC обязаны сохранять значительные территории малонарушенных и других особо ценных лесов нетронутыми.

Пожары в малонарушенных лесах и в Сибири, и на Аляске, и в Амазонии – это сотни миллионов тонн углекислого газа, поступающие в атмосферу и усиливающие парниковый эффект. На планете становится еще жарче и суше – а значит, леса будут гореть еще сильнее. Круг замыкается.

2020 год: мочите простыни


Ситуация с лесными пожарами не изменится, пока цели и задачи управления лесами будут не поставлены обратно с головы на ноги. Лес – это, в первую очередь, по едкому выражению Алексея Ярошенко из Гринпис, не «месторождение бревен» для лесной промышленности, а сложная и хрупкая экологическая система, источник жизни для миллионов жителей деревень и маленьких городов, дом для десятков тысяч видов растений и животных, источник чистой воды и воздуха, залог водного баланса для целых континентов и благоприятного климата для всей планеты. И только во вторую – и только при грамотном, рациональном лесном хозяйстве – возобновляемый источник древесины, недревесных и пищевых ресурсов. Уже Дмитрий Анатольевич Медведев не просто призывает, а дает прямые поручения «разрубить «гордиев узел» и разработать новый Лесной кодекс, сейчас идет активная подготовка к заседанию президиума Государственного совета по лесам.

Что обязательно нужно сделать, чтобы улучшить качество лесного хозяйства и защитить леса и жителей России от лесных пожаров?

Нужно максимально сократить темпы освоения малонарушенных лесных территорий, – девственных лесов, которые еще не были вовлечены в хозяйственную деятельность человека, и поэтому сохранили свои уникальные экосистемы. Они являются мощными “ловушками” углерода, которые позволяют сохранить климат стабильным. Мы должны признать их уникальную природную ценность.

Когда человек (лесозаготовители, геологи, линейщики) приходит в природный, неосвоенный пока лес, там резко возрастает риск лесных пожаров. Необходимо создать максимальные стимулы для ведения качественного лесного хозяйства в уже освоенных лесах: строго контролировать качество молодых лесов, в том числе, и через годы после посадки, снижать арендные платежи тем арендаторам, которые ухаживают за лесом правильно. Брать плату за единицу площади, а не за заявляемые объемы заготовки древесины. Громкие, но по своей сути косметические, имиджевые меры, такие как лишения отдельных регионов полномочий по ведению лесного хозяйства и передача их на федеральный уровень, или передача полномочий по тушению пожаров от одного ведомства другому, серьезных улучшений не принесут. От перекладывания денег из одного государственного кармана в другой их больше точно не станет.

Тем не менее, пока все указывает на то, что новый Лесной кодекс будет готовиться поспешно, без широкого вовлечения профессионального сообщества. Скорее всего, под вывеской «нового» Лесной кодекс по сути останется прежним и в него внесут косметические изменения, которые не скажутся на качестве ведения лесного хозяйства. Говорят, чтобы защититься от смога, нужно занавесить окна мокрыми простынями – весьма вероятно, что при таком подходе и летом 2020 года этот совет сохранит свою актуальность.
Этот материал опубликован на блог-платформе Forbes. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о