Forbes Council Виктор Дроздов
33852
0

Ценная предсказуемость

Ценная предсказуемость
На фоне возросших геополитических рисков предсказуемость деятельности компаний становится очень важной для иностранных инвесторов в российский фондовый рынок. Наличие понятной дивидендной политики является одним из обязательных атрибутов стабильного бизнеса.

Многим известны понятия «дивидендные короли» или «дивидендные аристократы». Это компании, которые регулярно выплачивают и планомерно наращивают объем дивидендных выплат. В России, по объективным причинам, бизнесов с выплатами в течение 50 или даже 25 лет подряд пока нет. Но отечественные эмитенты известны своими высокими дивидендами, с помощью которых пытаются компенсировать страновые риски.

Ответа на вопрос «Какой подход к дивидендной политике является оптимальным?» не существует. Каждая компания руководствуется своим набором факторов при ее определении, а каждый инвестор сам выбирает необходимые показатели, по которым он будет их сравнивать. Во всем мире компании используют разные подходы к определению величины дивидендных выплат: ежегодно утверждают фиксированную величину на акцию, заранее объявляют минимальный абсолютный объем выплат, включают в формулу расчета цену основных сырьевых товаров или целевой уровень долговой нагрузки.

Говоря о предсказуемости, я считаю оптимальным вариантом принятие дивидендной политики, привязанной к общепринятым финансовым показателям. Базовым показателем, от которого традиционно исчисляют дивиденд на российском рынке, является чистая прибыль. Некоторые компании, большей частью в металлургическом секторе, платят акционерам от свободного денежного потока. Оптимальны ли такие подходы? И насколько они «честны» для акционеров?

Чистая прибыль. «Вполне понятный показатель, — скажете вы. — Всем заплатил и часть того, что осталось, отдал акционерам». Но сказать, что это лучшая для инвесторов база расчетов дивидендов, было бы опрометчиво. Компании с выручкой в валюте, или привлекшие заемное финансирование в валюте, или хранящие часть средств на валютных депозитах, не понаслышке знают о курсовой волатильности. Многие помнят, как по итогам 2016 года крупная нефтегазовая компания получила 1 трлн рублей «бумажной» прибыли из-за изменения курса рубля. Естественно, акционеры не увидели этих денег, поскольку чистая прибыль была скорректирована для целей выплаты дивидендов. Кроме того, не стоит забывать о переоценке стоимости активов под влиянием различных макроэкономических факторов. Например, по итогам 2018 года другая крупная нефтегазовая компания уценила часть бизнеса из-за дополнительной налоговой нагрузки на сектор и сократила дивиденды на сумму переоценки его стоимости. Предсказуемость от таких факторов явно снижается.

Свободный денежный поток. Это то, что остается у компании после капитальных затрат, налогов и выплаченных процентов по кредитам. В 2016 году некоторые крупные металлургические компании изменили политики вознаграждения акционеров. Они начали выплачивать дивиденды от свободного денежного потока, а не от чистой прибыли. Свободный денежный поток непросто спрогнозировать из-за большого количества переменных факторов. Но многие металлурги к этому моменту уже завершили свои грандиозные инвестиционные программы. Потратив в 2008–2014 годах на обновление производственных мощностей более 30 млрд долларов, они сосредоточились на выплате заимствований перед банками и выплатах акционерам. Высокая долговая нагрузка сейчас не является проблемой для металлургического сектора, но нужно помнить, что отрасль циклична и, поставив объем дивидендных выплат в зависимость от размера инвестиционной программы, компания может подойти неподготовленной к новому этапу цикла. Более того, за периодом высоких цен наступает коррекция, а значит, инвесторам снова придется пристально смотреть, кому и сколько должна компания. Все это также негативно влияет на фактор предсказуемости.

Гораздо проще поддается прогнозам показатель EBITDA — прибыль до вычета расходов по выплате процентов, налогов, износа и начисленной амортизации. Если компания рассчитывает дивиденды от EBITDA, ее акционеры защищены даже от роста капитальных затрат. Таким образом, эмитент не перекладывает ответственность за свое развитие на плечи инвесторов.

В 2016 году «Полюс» принял дивидендную политику, которая предполагает выплату в размере 30% EBITDA при долговой нагрузке ниже 2,5х (соотношение чистого долга к показателю EBITDA). Этот подход позволяет совмещать стабильность выплат, предсказуемость их образования и постепенный рост дивидендов вслед за развитием компании.

Да, «Полюс» не платит такие высокие дивиденды, как некоторые российские компании горнодобывающего сектора. Но высококлассная производственная база и низкая себестоимость производства, позволяют активно инвестировать в рост, что является скорее исключением для «золотого» рынка. Сейчас «Полюс» проходит очередной активный инвестиционный цикл: развивает крупнейшее золоторудное месторождение в мире — «Сухой лог», расширяет мощности действующих активов. Даже в условиях значительного роста капитальных затрат наша цель — сохранить нынешнюю дивидендную политику и ее предсказуемость. А выплаты в абсолютном выражении будут расти вслед за расширением бизнеса. Уже сейчас они одни из самых высоких среди глобальных золотодобывающих компаний.

Мы делаем ставку на предсказуемость и прозрачность, которые так нужны инвесторам сейчас. В этом случае статус «дивидендного аристократа» в будущем станет знаком устойчивости и надежности компании.
Этот материал опубликован на платформе бизнес-сообщества Forbes Экспертиза

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о